Форумная ролевая игра (FRPG) по мотивам книг Макса Фрая "Эпоха Орденов"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Эпоха Империи

Сообщений 91 страница 114 из 114

91

Тот же день, ещё перед рассветом.

Император кивнул в ответ на слова жреца и, помедлив, зашёл в свои покои.
Сердце его пропустило ровно один удар, когда он увидел бездвижно скорчившегося на постели Нанку и окровавленную подушку рядом с его лицом. Но внешне он никак не отреагировал, только заломил брови, не меняясь в лице - удивлённо, недоверчиво и в то же время обеспокоенно. Задумчиво провёл кончиками пальцев по бледной щеке, коснулся шеи, проверяя пульс, и - выдохнул с едва заметным облегчением: пульс был слабый, но ровный.
На какой-то момент я, признаться, подумал, что ты, мой дорогой фаворит, всё же нарушил своё обещание и малодушно меня покинул... Что ж, похоже, у тебя хватило храбрости, по крайней мере, покинуть меня только на время. Хорошо.
Он постоял так немного, закрыв глаза и справляясь с нахлынувшими вдруг эмоциями.
- Сохама, - голос у него, тем не менее, был ровный. - Я был бы признателен, если бы ты посмотрел, что с ним, и... по возможности - если бы ты что-нибудь с этим сделал.

0

92

пост удалён автором

0

93

Захочет ли вернуться? С чего бы ему не захотеть, дырку над ним в небе?.. Хотя... От этого упрямца всего можно ожидать!
Чуть нахмурившись, Император выполнил указания жреца, снова впуская в свои покои потоки ветра и слабого света постепенно карабкающегося на горизонт дневного светила. Вернулся к кровати, задумчиво глядя на неподвижного Нанку.
Захочет ли он вернуться... - пронеслось в его голове эхом, и ухоженные ногти Вершителя впились в его ладони до крови, когда руки самопроизвольно сжались в кулаки от бессильной - чуть ли не впервые по-настоящему бессильной - злости.
Сжались - и тут же разжались, а Император, судя по его отрешённому взгляду, который всё ещё блуждал по лицу фаворита, так и не заметил этого своего жеста.

Отредактировано Мёнин (2011-11-27 23:12:34)

+1

94

пост удалён автором

Отредактировано Эко Йуггари (2011-11-28 22:10:58)

+2

95

Ливень… ливень… странный ливень, теплый, молочно-белый, пахнущий корицей и миндалем…

Он стоял под этим ливнем, промокнув до нитки, запрокинув голову, пытаясь понять, где он и что вырвало его из темной пропасти сна… и швырнуло в этот непроницаемый, белый, пронизанный лунным светом туман… туман, за которым угадывалась бесконечность…

Чужое присутствие было – как тень за спиной… попробуешь обернуться – ускользнет…
Он попробовал – и удивился странному звону, сопровождающему движения. Поднял руки: запястья были скованы тонкой, почти прозрачной, прораставшей в никуда (он уже понял – куда) цепью.
Цепью, связывавшей его с телом, лежавшим в покоя Императора, где-то в другой реальности и другом времени.
Нитью Воплощения.

- Вернись! – произнес кто-то за его спиной. Кто-то незнакомый, сильный, равнодушный, спокойный.
Резкая боль сжала сердце.

- Я не могу. Вы произнесли не те слова… - рассмеялся он в ответ, - это не ключ. Врата закрыты.

Он закрыл глаза, пытаясь представить того, кто выдернул его из не-яви не-мертвых в не-явь живых.

- Послушайте, - негромко позвал он, пробуя дотянуться голосом (мыслью?) до присутствующего, - Вы – сильный. Разбейте это. Я мог бы сам, но сейчас слишком слаб...

Он поднял руки, демонстрируя сковывающие запястья цепи Воплощения.
- Разбейте. Вы же знаете, для меня это будет не смерть. Просто развоплощение. Временное развоплощение.

И добавил, со странной интонацией.
- Пожалуйста…

Отредактировано Нанка Ёк (2011-11-29 14:26:49)

+1

96

пост удалён автором

+1

97

Синий изучающий взгляд скользнул по возникшей из тумана фигуре. Нанка чувствовал силу и спокойствие своего собеседника, и это внушало ему если не доверие, то интерес.

- Я устал, - коротко ответил он, - мне нужен отдых.

Нанка поднял лицо к несуществующему небу, капли дождя стекали по его лицу.
- Знаете, как трудно быть бессмертным? - смех его был горьким, - нет даже надежды, что все однажды закончится.

Он снова смотрел на жреца, но теперь его взгляд был непроницаем:

- Разбейте цепь. Сожгите тело. Это все о чем я прошу. Разве много?..

0

98

Плеча жреца коснулась рука Императора - там, снаружи, где не было тумана, зато была спальня с открытыми нараспашку окнами и неподвижное красивое тело на кровати.
- Пусть уходит, - сказал он вдруг срывающимся шёпотом. - Пусть он уходит. Разбей цепь, Сохама.
Рука, лежавшая на плече Сохамы, ощутимо дрожала. Дрожал и сам Император, неестественно-бледный в ленивых рассветных лучах, и единственным ярким пятном на нём выделялись только его глаза - полыхающие той самой бурей, которая всё не спешила униматься.
Он дрожал от ярости. От тёмной, такой человеческой, такой неожиданной злости, захватившей его целиком и полностью - и надо сказать, он уже много веков не злился по-настоящему.
- Пусть он уходит, - повторил он ледяным тоном.
Он слышал весь их разговор, до последнего слова, хоть и не был лично сейчас в том странном месте, где этот разговор происходил. Ему было больно - и боль самым естественным образом трансформировалась в гнев, как защитная реакция.
Больно, больно, больно. О, он думал, что после его долгой - такой долгой! - жизни он больше никогда не будет способен испытывать что-то похожее. Как-то внезапно все его игры, все его тщательно выстроеннные планы, все его забавы и развлечения отошли на второй план - нет, не на второй, а на бесконечно далёкий. Но теперь, по крайней мере, он мог признать свою роковую ошибку, которая состояла в том, что он не должен был воспринимать всё на этот раз действительно серьёзно. Он не должен был верить, не должен был желать, чтобы на этот раз тот, кто был ему так дорог, остался с ним рядом до конца. Он не должен был так сильно привязываться, это совершенно не входило в его планы. Империя - игрушка, и не стоило - теперь он знал это совершенно точно - пытаться забрать что-то от этой игрушки себе, в настоящую жизнь.
Он должен был быть один, и незачем было желать обратного. Не зря же люди всегда верны только самим себе. На большее их преданности никогда не хватает.
Вот, значит, как ты решил. Развоплотиться. Не желаешь разделять со мной бессмертие - мог бы сказать сразу. Зачем было обещать? Зачем было говорить все эти... глупые слова? О, благодарю, ты преподал мне хороший урок, мой дорогой... Больше я не попадусь на такие уловки. Больше я не позволю себе довериться. Мне в самом деле не следовало забывать, что меня окружают исключительно предатели. Признавался мне в любви - и сбежал сразу же, как только любить меня стало неудобно. Как только это перестало удовлетворять твоей гордости. Что ж, мне очень жаль, но я не собираюсь... потакать твоему упрямству. Я любил тебя, мой милый, действительно любил  - и, может быть, люблю до сих пор. Но я, знаешь ли, тоже вполне себе гордый. Ты не захотел терпеть - я тоже не хочу. Прощай, лживое, малодушное создание, прощай.
Одному, и правда, быть гораздо легче, ты доказал мне это...

Он знал, что Нанка его мыслей сейчас, скорее всего, не слышит. Но теперь ему было уже всё равно.

Отредактировано Мёнин (2011-11-30 20:24:10)

+2

99

пост удалён автором

Отредактировано Эко Йуггари (2011-12-01 19:48:44)

+2

100

Ответственность?... Нанка непонимающе взглянул на стоящего перед ним колдуна.

А потом... потом его накрыла волна чужих... нет, не чужих... слишком знакомых ему мыслей. Точнее, ему был знаком тот, кому сейчас, там в мире живых, было так нестерпимо больно... а вот мысли, хлеставшие его как кнут, до крови и слез - были ему незнакомы...

И он рванулся туда, в мир, где осталось то, что было ему дороже всего. Он знал, у него есть только несколько мгновений, пока сковывающая его нить и власть заклятия не отбросят его обратно в молочно-белый туман не-бытия... но он должен был...

...Хлопнула о стену створка окна, осыпаясь ледяными осколками, теплый, неожиданно теплый ветер ворвался в покои, закружил облако золотистых искр.

- Кто сказал тебе, что я хочу уйти? – с мягким упреком спросил ветер.

Тень, золотистая как пыль в солнечном луче, встала перед Императором.

- Разве я не обещал, что останусь с тобой? Что ты, любовь моя, никогда больше не будешь один? Что я буду служить тебе во все твои дни?

Призрачная рука легла на плечо Императора.
- Отныне и во все времена – я подле тебя. Я – тень твоей тени. Я – твой спутник на любом из путей. Я – твой собеседник в любом одиночестве.
- Я – твой щит, - и левое плечо Вершителя одела призрачная броня.
- Я – твой плащ в ненастье, - и серый шелк заструился с его плеч.
- Я – ветер в твоих парусах, всегда попутный ветер. Я – тот, кто встанет между тобой и любой угрозой. Я – недремлющий страж твоего покоя. Я – взойду с тобой на престол и на плаху. Я – разделю с тобой твою Вечность. Я – с тобой, пока ты дышишь, любимый мой, пока бьется твое сердце. Я – пойду с тобой по Тропам Мертвых.

Шелест распахнувшихся крыльев ветра наполнил покои. Смех, тихий прозрачный смех – как звон рассветного луча по стеклу.

- Гони меня – я не уйду. Откажись от меня – я остаюсь с тобой. Презирай меня – я люблю тебя. Но… я не хочу, чтобы ты делал мне больно. Не хочу стыдиться твоей жестокости. Вот почему я хочу развоплощения. Нельзя сделать больно ветру... Нельзя заклеймить тень...

Теплые крылья ветра обняли плечи Императора.

- Я не даю пустых обещаний, мой Государь. Я буду служить тебе так, как хотел всегда: по собственному выбору, с любовью и верой. Потому что я – люблю тебя и верю в тебя. И тебе…

Невесомая, невидимая ладонь коснулась лица Вершителя. И - тишина... только потянуло холодом из распахнутого настеж окна. Жгучим холодом подступающей зимы.

- Я никогда не отказывался нести ответственность. Никогда, - там, в лунном тумане не-бытия, измученный, почти обессиленный, Нанка все же нашел в себе силы смотреть прямо в глаза колдуна, холодно и спокойно.

+2

101

Император застыл. Только полыхнул в сторону Сохамы глазами, собирался уже что сказать и - застыл повторно.
Пока ветер был в комнате, пока он слышал слова касавшегося его порывами тёплого воздуха наваждения - он не шевелился. Только молчал, прикрыв глаза и не оборачиваясь. Он ничем не показал, что вообще слышал хоть что-то.
Разве что дрожать уже перестал, но ведь это могло быть и просто последствием вернувшегося, наконец, самоконтроля.
- Прошу прощения, жрец, - он улыбнулся вновь обманчиво-мягко, и уже ничто, даже взгляд, не выдавали в Вершителе бушевавшей только что в нём бури эмоций. - Я не должен был вмешиваться в твой ритуал, извини, но, как ты понимаешь, я слегка... сорвался.

0

102

пост удалён автором

0

103

Нанка опустил ресницы. Спорить было бесполезно. Бороться - не было сил.
- Ты преисполнен мудрости, Сохама... ведь так твое имя, верно?.. и я пойду с тобой, уступив твоей мудрости... не трать силы, жрец... я возвращаюсь...

Нанка скрестил руки, позволяя сияющим знакам растечься по своему телу.

- Мне нужна кровь. Три капли, смочите мне губы.

В ожидании, пока кто-то сделает это, он беззвучно прошептал слова, которые должны были распахнуть ему врата для возвращения.

Да, он возвращался. Было ли это победой?.. да нет... Стало ли это поражением?.. кто знает... он подчинился чужому решению, потому что не мог сопротивляться. Впрочем, какая разница... не мог? или не хотел?..

Отредактировано Нанка Ёк (2011-12-02 22:58:10)

+1

104

- О, благодарю, но мне и здесь вполне неплохо, - отозвался Мёнин со смешком, уже окончательно придя в себя.
Потом, услышав слова Нанки из тумана небытия, он молча чуть прикусил себе кожу на указательном пальце и, дождавшись, когда проступит кровь - а зубы у него были острые - так же без слов провёл этим пальцем по губам Нанки.

0

105

пост удалён автором

0

106

Кровь... всего только три капли... они истаяли розоватой дымкой на бледных губах... И губы дрогнули, беззвучно повторяя слова, служившие ключом...

Взлетели ресницы, открывая бездонную синеву, еще затуманенную недавно пережитой болью.
Взлетели - и опустились, пряча незаданный вопрос.

Все уже не будет, как раньше... тогда - как?.. я не знаю... я боюсь знать...

0

107

Хмм? И куда он делся, интересно? Шустрый какой, надо же. А жаль, что ушёл, этот жрец Пятиликого. Я ведь хотел даже полюбопытствовать, что за Истину такую он ищет... Эх, занятная личность, весьма занятная, но - ладно. Смылся, так смылся. Может, встретимся ещё.
Император сидел на краю кровати рядом со своим фаворитом, рассеянно перебирая его волосы. Настроения Вершителя сменялись резко только лишь для окружающих, сам же он считал такие переходы - от благодушия и самоуверенности - до злости, от злости - до холодного спокойствия, от спокойствия - до рассеянных философских размышлений - абсолютно гармоничными.
Он глянул на очнувшегося Нанку, и взгляд его снова был непроницаемым - невозможно было понять, о чём он думает, мысли были обрывочные и какие-то вялые, спутанные в клубок.
- Доброе утро, - сказал он совершенно ровным тоном, как будто ничего и не произошло. - Сохама исчез. Правда, жаль?
Из-под кровати вылез большой белый щенок - уже изрядно подросший - и сонно ткнулся носом ему в ногу. Его рыжевато-персиковый братец спал гораздо более крепко, видимо. Мёнин ласково потрепал щенка - уже твёрдо претендующего на более почётное звание "пёс" - за ушами. Затем встал с кровати, подобрал с пола оброненный самолётик и запустил его в окно. Которое тут же закрыл, окончательно замёрзнув. На Нанку он больше не смотрел.
- Мне нечего тебе сказать, мой милый, - произнёс он, наконец, замерев в дверях, и щенок, получивший смешную кличку Варежка (почему - Бог знает), непонимающе замер рядом с хозяином, преданно виляя хвостом и высунув розовый язык. - Просто нечего. Я мог бы сказать, правда, ещё очень многое, но... нет смысла.
С этими словами он вышел из спальни, и белый Варежка довольно потопал за ним.
К тому времени солнце, наконец, соизволило полностью вскарабкаться на небо, и во дворце было уже совсем светло. Ворох бумаг ждал Мёнина на столе в его кабинете, и уже с первого взгляда тот, войдя в кабинет, приметил издали одну бумагу, брошенную на стол явно наспех, с узнаваемой подписью Императрицы...
В Империю пришёл ещё один День.

0

108

Нанка ничего не ответил, он даже не открыл глаза.
Он тоже не видел смысла что-то обсуждать. Все, что могло быть сказано - уже сказано.
Остались - ответственность и долг. А о них говорить бесполезно, их просто надлежит выполнять.

Когда дверь за Императором захлопнулась, Нанка послал зов одному из своих слуг: самому ему было не добраться до своих покоев.

Юноша помог ему дойти до комнаты, но был отослан с порога. Именно на пороге, все так же не произнося ни слова, Нанка на Безмолвной Речи отдал ему распоряжения.
Тяжелая дверь затворилась, щелкнул замок, активировались амулеты, блокирующие Безмолвную Речь - Стражи Молчания.
Слуга отправился к сенешалю с докладом о том, что фаворит Императора болен (а те, кто видел его, готовы были присягнуть, что это чистая правда) и желает оставаться один у себя. Лекарь ему без надобности, равно как и посетители. Беспокоить его не стоит - ни стуком в дверь, ни зовом, потому что господин будет гневаться, а это опасно, зная его нрав.
Сенешаль молча кивнул, он уже довольно насмотрелся на причуды новых правителей, чтобы чему-то удивляться.

В Империю пришел новый день.

0

109

Кар-ин-Тонорре

Любовь во время войны, вот как Меламори это называла. Ее первое знакомство с Каахом, в заброшенном доме, в лесу близ столицы, что тогда их всех привело туда? Желания, разные желания, но совпадающие по направлению. Они все хотели перемен. И кто тогда мог предположить, что группа из четырех человек сможет построить Империю?
Первый взгляд на серьезного мужчину, что выдвигал самые смелые предположения. Пожалуй, он первый тогда одернул темпераментную девушку, что не может правильно держать меч. Первое чувство - обида. "А ты научи!"
И вот он стал учить, не отказался, не отмахнулся, а методично и верно повел ее по пути. Второе чувство - уважение.
Она и сама заметить не успела как смотрела на него другими глазами, сердце замирает, стоит ему оказаться рядом. Но он учитель, соратник, да и Война. Как вовремя он научил ее контролю, маски одеты.
А потом та ночь, в осаде. Могла быть последняя ночь их жизни... Признание. И мир не рухнул, и все остались живы.И уже глаза смотрели в глаза.
Но что бы тогда не было сказано, она и предположить не могла, что будет достойна этого счастья, и когда-нибудь...

Девушка лежала в объятиях своего супруга, слушала мерный стук его сердца и была безгранично счастлива, если бы не... Да, ее мысли было чему омрачить. Пусть она больше не Императрица, но одним росчерком пера нельзя вычеркнуть так многое. Да, теперь она была свободна от того обязательства, она покончила с той жизнь раньше, чем вступила в новую, иначе бы не смогла.
- Любимый мой, - решила она прервать мгновения блаженства. - Я бы провела так целую вечность, и никто кроме тебя, но...
Опять  треклятое "но"...
- Но, у нас есть дела, ты сам говорил, - она прижалась к нему сильнее. - И что подумаю все здесь...

0

110

Кайнс Атрейд, генерал Имперской армии

http://s48.radikal.ru/i122/1112/88/16ef445941cb.jpg

Солдат по призванию. Исполнителен, вынослив - воин во всех понятиях.
Свою карьеру начал рядовым солдатом, но в короткий срок, за многие заслуги, не только боевые, но и стратегические быстро поднимался в чинах.
Верен своему Императору.
Считает, что приказы не обсуждаются, и единственное, что может высказать воин - это лучший путь решения поставленной задачи.
Последние несколько месяцев прибывал в соседних странах с дипломатической миссией (шпионаж).
Но вот вернулся и снова готов служить на благо Империи в ее пределах.

+2

111

Кар-ин-Тонорре

- Ты принесла из столицы ту же неприятную привычку, что и я, - Каах шутливо потянул темную прядь, - тебе постоянно хочется что-то делать.

Он мягко отстранился, поцеловав супругу в лоб.

- Что ж, займемся делами, незабвенная. Мне, например, отсутствие каких-либо вестей из Дворца кажется весьма подозрительным. Если молчат осведомители, то либо Император решил держать твое отречение в тайне, либо, что более вероятно, он просто не потрудился пересмотреть бумаги на своем рабочем столе. И что мы станем делать? Прикинемся преисполненными вины и падем к коленям Государя в надежде вымолить прощение?

+1

112

Столица, Дворец Императора

Четкий шаг, гордая осанка – генерал Атрейд  шел по коридорам Дворца, примечая некоторую суетливость окружающих. Во Дворце было что-то не так. Легкое, едва уловимое беспокойство пропитала воздух. Перемены.
Но у Кайнса сейчас было дело, превыше которого, он бы не поставил и свое чутье. Доклад Императору был у него в руках, и он готов был порадовать своего Властителя. При этом он не сомневался, если возникли проблемы, которые он в компетентности решить, ему будет приказано разобраться, с чем бы то ни было.
На долю мгновения он замер возле двери в кабинет Императора и сдержано постучался. Выждав положенное время, он легким движение отодвинул дверь и вошел.
- Приветствую, мой Император! – заговорил он и преклонил колено перед своим господином. – Прибыл в Ваше распоряжение и готов доложить об успешности проделанной миссии.

0

113

Император сидел в кабинете, некультурно положив ноги на собственный стол, и от нечего делать вертел в руках последний документ Императрицы - бывшей Императрицы теперь. Её отказ от власти, особенно в свете её побега на ночное свидание, был довольно ожидаемым, и, увидев его, Мёнин даже не удивился.
Сказал бы я, что это конец истории, раз уж я в итоге получил то, к чему и стремился - Императрица официально лишила себя статуса, Леди Протектор пропала бесследно и, очевидно, отказалась от своих привилегий тоже, и власть принадлежит сейчас мне. Но я-то отлично знаю, что это вовсе не конец, а самое что ни на есть начало. Во всяком случае, вся эта игра в политику перешла, наконец, к самому интересному этапу. Что ж... хочется надеяться, что мои так называемые противники не обманут моих ожиданий и выдадут что-нибудь по-настоящему интересненькое! А пока - пока нашу страну ждёт ещё сюрприз в виде объявления об отречении прекрасной Императрицы - нет, Леди Меламори.
От размышлений его отвлёк стук в дверь, и он даже убрал ноги со стола, радостно улыбаясь вошедшему.
- О, Сэр Атрейд! Вы вернулись! Держу пари, Вы устали с долгой дороги, но мне не терпится услышать, чем Вы меня можете порадовать. У Вас ведь хорошие новости, судя по Вашему лицу, верно?
Нет, плохие новости, на самом деле, Мёнин тоже любил: иногда они бывали даже интереснее. Но плохие новости были... не всегда уместны.
Сообщить о решении Императрицы народу он собирался чуть позже: пусть пока она и её коварный возлюбленный ещё немного поразмышляют, пытаясь угадать, что он задумал. Впрочем, пусть гадают...
Всё равно одно хитро сплетённое заклинание уже достигло разума сбежавшей правительницы, и осталось только подождать результата.

Отредактировано Мёнин (2011-12-07 23:33:13)

0

114

- Не хочется, - покачала она головой, и грустная улыбка заиграла на ее губах. – Нет, хочется, но другого. Бродить с тобой среди цветущей вишни, быть тебе хорошей супругой, радовать тебя и радоваться самой. Но сам знаешь, дурные привычки…
Она бодро подскочила с кровати и уже спокойным шагом прошлась по комнате.
- Скорее всего, Император просто хочет, чтобы мы понервничали и предприняли что-то опрометчивое, он же… - она прервалась, будто забыла то, что хотела сказать, или это воспоминания ее подвели. Отмахнувшись от этого, как от мелочи, она продолжила.  –  Но, возможно, нам это на руку. Если я лично объявлю об отрешение, то это не вызовет ненужных пересудов в народе. Только остается  один вопрос,  чего мы хотим добиться в конечном итоге… Когда мы были в саду, ты вскользь упомянул, про осаду… про перевес силы… Что ты имел в виду?

0