Форумная ролевая игра (FRPG) по мотивам книг Макса Фрая "Эпоха Орденов"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Не тот Мёнин (-)

Сообщений 31 страница 57 из 57

31

Когда испарился Темный Властитель девушка еще какое-то время усмиряла свой гнев, что так и подкатывал.
Но вот сэр Нанка скрылся в дверном проеме, а медлить было нельзя, поэтому она решительным шагом направилась в часовню. Но на самом входе ее решительность вновь отступила при виде картины, которая открылась.
- Мы так и будем, как ручные зверушки выполнять все его инструкции? - проговорила она, посмотрев на Кааха, что шел рядом. - Это же... Нужно что-то предпринять...
И тут их позвал сэр Ёк. Нужно было идти, тем более за их спиной продолжало все гибнуть, под звуки все еще падающих камней и писк догорающей живности.
- Да, идем, - ответила, подойдя ближе. - Другого выхода у нас нет...

0

32

- Мы так и будем, как ручные зверушки выполнять все его инструкции?

- Есть варианты? - невесело ответил Каах. Его начинало лихорадить: видимо, крыса, которая его цапнула, таки наградила его какой-то дрянью.

Если так дальше пойдет, скоро я уже вообще ничьи инструкции выполнять не буду.

На состояние часовни и ее мертвую паству Каах внимания не обратил. Не до того ему было.

+1

33

Чернильная тьма, накрывшая город, наконец, погасила бушующий пожар. Погасила, казалось, вообще всё: туча раскалённого пепла быстро занимала собой каждый уголок пространства - от неба до земли, от домов до крупных трещин в мостовой.
Земля под ногами взбрыкнула с новой силой, да так, что устоять было просто невозможно. Этакая земляная волна прошлась по всей длине города, и последним всплеском эта волна ощутимо наклонила часовню - в южном направлении, разумеется. Чтобы три Алисы, невольно ставшие гостями Страны Кошмаров, почти что с комфортом упали в приготовленную для них Кроличью Нору.
Внизу же, в подвале, было на удивление прохладно и даже сыро. Но чем глубже в подземелья, тем жарче становилось вокруг, в пещере под часовней царила неприятная духота.
А ещё дальше, там, где ни о каких цивилизованных путях речи уже и не шло даже, путников ждал ещё один сюприз. Сюприз этот заключался в просачивающейся откуда-то снизу тёмной воде, постепенно прибывающей.
Вот только, похоже, это была не совсем вода.
Иначе почему бы ей иметь густой тёмно-красный цвет (хоть и не слишком заметный во мраке подземелья) и характерный запах крови, который, узнав однажды, ни с чем не перепутаешь?

Отредактировано Мёнин (2011-09-16 22:46:38)

+1

34

Нанка уловил восхитительный запах – и не поверил собственной удаче. Его ноздри вздрогнули, глаза сузились. Опустившись на колено, он смочил кончики пальцев в медленно прибывающей жидкости, слизнул каплю. Да, так и есть… кровь… он расхохотался… и его смех глухим эхом прокатился под низкими сводами.
- Прошу прощения, - он, не оглядываясь, чувствовал недоуменные взгляды своих спутников, - идите вперед, я догоню Вас через пару… секунд… Только поторапливайтесь, выбирайтесь...

Он свернул в какую-то боковую переход. Незачем этим двоим знать, откуда может черпать силы бывший Великий Магистр. Может быть, когда-нибудь потом… и то вряд ли…

Зачерпнул кровь ладонями, поднес к губам. Пригубил почти с опаской – мало ли, какую дрянь может подсунуть этот свихнувшийся Вершитель. Но нет, кровь была настоящей, вполне здоровой и достаточно свежей.

Обычно Нанке хватало пары глотков, чтобы почувствовать, как бурлит в жилах новая сила. Но сейчас, лишенный магии, он вынужден был выпить больше, прежде чем началась перестройка. Кровь подействовала на его измененную физиологию как живая вода на героя сказки: силы вернулись, на глазах заживали порезы и укусы, острее стали чувства. Он небрежно ударил пальцем по каменному выступу – и тот раскололся, как от удара молота.

- Просто чудесно, - улыбнулся он темноте. Впрочем, темноты для него уже не было: подземелье было наполнено призрачным, мутноватым светом, горячими ароматами, болезненно-громкими звуками.

Его спутники еще не выбрались из подвала, в котором крови было уже до середины икры. Мешал завал, закрывавший проход до высоты роста высокого мужчины.
- Отойдите, - Нанка легко подтянулся к пролому. Его тело, обретшее нечеловеческую силу и ловкость, воспринимало это как забаву. Легкий удар - и завал рухнул грудой пыльных камней.

- Давайте, - Нанка перепрыгнул через груду камней и подал руку девушке. Глаза его сияли в темноте яростным синим светом.

+2

35

Мало того, что на девушку давили стены этого темного места и воздух был такой, что и дышать сложно было, так с того не с сего поднимающая жидкость своим запахом однозначно говорила о своем происхождение. Тошнота подкатила к горлу, но она смерила слабость и прогнала слабость прочь.
На слова сэра Нанки ничего не сказала, лишь кивнула и осторожно покосилась на Кааха.
- Ты в порядке? - осторожно спросила она, когда сэр Ёк остался за спиной. - Каах, если не плохо, надо было сразу сказать...
В ее голосе чувствовалось неподдельное волнение.

Появился Нанка и чувствовалось, что, что-то в нем переменилось, будто сила вернулась. Но как это было возможно? Хотя какая сейчас была разница? Главное он сейчас сделал почти невозможное в тех условиях, зато они могли следовать дальше, а не тонуть в тошнотворном потоке крови.
- Нет, Каах первый, - сказала она подталкивая коллегу вперед. - Ему нужна помощь...

+2

36

- Плохо, - это была не жалоба. Констатация факта. Не в той ситуации они находились, чтобы уверять спутников, что все в порядке.

- Но пока не настолько плохо, чтобы просить пристрелить меня и бросить.

Он попытался протестовать против того, чтобы Меламори пропустила его вперед. Но это было бесполезным - леди была в том состоянии, когда он же мог и пострадать за то, что пререкался. Так что он первым шагнул к проему и взял протянутую Магистром руку. Она оказалась удивительно сильной - и прохладной. Или это у него был жар?

+1

37

Проход вывел в гигантскую, необъятных размеров пещерную залу со сравнительно низкими потолками. Здесь было ещё более душно и мрачно; крови натекло уже по колено. Откуда она так быстро пребывала в таком количестве - вопрос отдельный. На противоположном краю залы можно было разглядеть шесть одинаковых запертых дверей.
Вершитель на этот раз возник в центре залы, под самым потолком, головой вниз, как какая-нибудь человекообразная летучая мышь - очевидно, не хотел пачкаться в крови. Он снова был в новом образе: алые доспехи с шипами исчезли, и на их место пришли длинный чёрный балахон с каплюшоном (при этом рваные полы одеяния, вопреки всем законам гравитации, не падали вниз, а послушно волоклись за ним по потолку) и коса в руке. Коса, для разнообразия, была самая настоящая, острая, как будто только что заточенная. На этот раз он не поленился и навести грим, так что теперь выглядел по всем правилам - мёртвенно-бледное лицо, чёрные круги вокруг глаз, синие, словно бы обескровленные губы и резко очерченные скулы.
Почему-то именно такое представление о Смерти имело популярность в большинстве Миров, населёнными людьми. Правда, не в Мире Стержня, но Мёнин обожал окунаться в чужие культуры.
- И снова привествую вас, Леди и Сэры! - он жизнерадостно помахал путникам свободной рукой. - А, стоп-стоп, чувствую некие перемены в вас! Ага, вижу, Сэр Тонорро, Вам, кажется, не повезло: у здешних крыс есть, похоже, отвратительная привычка не чистить свои зубы от всякого мусора, коим они питаются. Не думаю, что это летально, но неприятно - это уж точно, могу Вам только посочувствовать. И... Да. Сэр Ёк?.. Ах, верно, Вы ведь вампирите потихоньку, пьёте чужую кровь для собственного пропитания. Мне интересно: хоть Вы-то зубы чистите после таких трапез? А то мало ли, тоже кого-нибудь заразите ненароком... Что ж, я готов признать это своим досадным промахом - о Вашей милой привычке питаться чужой энергией через кровь я, честно говоря, совершенно забыл. Как думаете, это будет проблемой?

Отредактировано Мёнин (2011-09-17 20:34:10)

+1

38

- Полагаю, это создаст определенные проблемы, - спокойно согласился Нанка, насмешливо рассматривая свисавшего с потолка Темного Вершителя.

То, что его тайна была раскрыта его спутникам Нанку не волновало ни в малейшей степени. Особенно сейчас, когда его вампирская ипостась праздновала освобождение. Одним легким движением он взбежал по стене на потолок и встал напротив Менина, небрежно опираясь на ножны шпаги. Его откровенно оценивающий взгляд скользнул по одеянию и гриму Менина, он вскинул бровь:

- После Хеллоуина была распродажа? - ехидно поинтересовался Нанка. - Я всегда хотел знать, почему злодеям природа напрочь отказывает во вкусе? Или это какая-то мутация на уровне генов? А впрочем, так даже забавнее.

Краем глаза он видел обращенные вверх лица мужчины и девушки, и отсалютовал им легким жестом.

- Излагайте задачу, моя прелесть, - он снова смотрел на Вершителя. - Не томите. Что у Вас там за дверями? Тигр? Или принцесса? - Нанка демонстративно облизнул губы.

Отредактировано Нанка Ёк (2011-09-17 21:18:52)

+1

39

Очередное эффектное появление Вершителя девушка восприняла уже спокойно, приняв это как необходимое и неизбежное. Она спокойно наблюдала за его передвижениями по потолку и лишь хмурилась, понимая, что очередное его появление несет им нечто неприятное.
А вот новость о их спутнике оказалась занимательной, она объяснила резкую перемену в поведение сэра Ёка.
Ну, что ж хоть кто-то из них способен противостоять это сэру Смерть. Чтобы не происходило, в ее планы не входило сгинуть в этом умирающем мире. Они с Каахом должны были выбраться и в сложившейся ситуации она должна была приложить все усилия, чтобы ему помочь.Меламори бросила на коллегу взгляд полный волнения.
Комментировать все вышесказанное не стало, по прошлым встречам понимая, что слова в адрес Мёнина ничего не изменят.
Что ж ждем очередного ЦУ...

0

40

Вот странно, но Каах не был удивлен, узнав, кем собственно является их спутник. Итак, бывший Великий Магистр Ордена Долгого Пути стал вампиром. Как мило!.. И как обнадеживающе. В настоящей ситуации это могло стать их общим спасением.

Выпендреж Нанки (а другого определения для его поведения Каах подобрать не мог) с одной стороны вызывал у него легкое раздражение ("сил девать некуда!"). С другой - некоторую удовлетворенность. Уже второй раз Нанка щелкал Темного Вершителя по носу - мелочь, а приятно.

0

41

- Хеллоуина? - Мёнин с любопытством взглянул на Нанку, ничуть не смущаясь тем, что теперь тот тоже висит на потолке. - А Вы тоже слышали об этом празднике, да? Странно, у нас его вроде бы не празднуют совсем. А ведь зря: согласитесь, ужасно весёлая традиция! Чего только люди не напридумывают в этот день! Иногда их костюмы всяких страшилок получаются очень забавными.
Кажется, он вовсе не обратил внимания на попытку Нанки оскорбить его. Скорее, он даже радовался такому повороту событий. Он всё с тем же живым интересом оглядел Магистра с головы до ног, чему-то улыбаясь. При виде шпаги он издал лёгкий смешок.
- Дайте угадаю, любезный, Вы собираетесь со мной сразиться? Пожалуй, в иное время я бы не отказал себе в таком развлечении. Но сейчас всё-таки не место и не время, да и у меня пока есть дела повеселее. Но не переживайте. Я, если не возражаете, теперь чуть-чуть, совсем незначительно усложню Вашу задачу, иначе получается как-то совсем нечестно.
Потолок пещеры дрогнул, и ноги Нанки по середину икры погрузились в твёрдую каменную породу. Вершитель исчез - и появился у него за плечом, одним ловким движением быстро свёл его руки за спиной, и в запястья Магистра, сковывая их вместе, вонзилось расплавленное до жидкого состояния железное кольцо. Однако железо, кажется, вовсе не забиралось застывать - оно так и текло замкнутым жидким кольцом в воздухе, намертво сцепляя руки Нанки, но исключая своим состоянием всякую возможность избавиться от оков - железо с шипением липло к коже, прогибалось, растягивалось где-то на дюйм, но не ломалось.
Всё это заняло не больше сотой доли секунды, а затем Мёнин снова исчез и возник уже в противоположном конце пещеры, стоя на стене возле дверей.
- Ах да, так вот, об условиях этого раунда, - продолжил он, как ни в чём не бывало. - Боюсь, Сэр Ёк совершенно зря надеялся, что за дверьми спрятаны хищные звери или прекрасные принцессы. Да и зачем бы им здесь быть? Нет, за всеми дверями кроются лишь некие порталы. Итак, две или три двери ведут обратно в город над нами, из которого вы совсем недавно имели счастье уйти. Как вы понимаете, это верная смерть, ибо там уже невозможно находиться. Остальные двери ведут на пляж, с которого мы начали нашу игру, и на дно океана. И только одна-единственная дверь ведёт отсюда - на третий, последний этап вашего пути, к Вратам Спасения. Подсказки, который из проходов куда, можно будет увидеть на ключах, каждый из которых подходит, разумеется, только к одной из дверей. Ломать, кстати, двери не советую - в таком случае, вы упрётесь лишь в стену пещеры. Ключи же нужно найти и - самое главное - отнять. Вот у них. Шестеро из этих милых созданий прячут где-то на себе ваши ключи.
Кивком головы он указал на лица, начавшие проступать на поверхности крови. Затем снова посмотрел на своих гостей и вновь лучезарно улыбнулся.
- А, совсем забыл спросить! Никто из вас, случайно, не хочет ко мне присоединиться? То есть, я не настаиваю, конечно, но так было бы гораздо проще. Тем более, что я же не какой-нибудь там самозванец, я всё-таки, как-никак, самый настоящий Король, пусть и бывший, и находиться в моей свите - весьма почётно, а не позорно. Впрочем... Впрочем нет, Сэр Ёк, я вижу,желает расквитаться со мной за кражу его очаровательных питомцев, в глазах Леди я читаю отвращение, хоть и незаслуженное. А вот Вы, Сэр Тонорро, ещё подумайте. Вам, кажется, не впервой менять стороны? В общем, если Вы вдруг надумаете - позовите меня, хорошо? Но советую вам - всем вам - поторопться. Скоро тут всё затопит.
Что Мёнин действительно умел во всех Мирах - так это очень быстро и вместе с тем чётко говорить, так, чтобы успеть всё выложить прежде, чем кто-нибудь решит его слова опровергнуть или прервать его болтовню, выкинув что-нибудь неожиданное. Так и сейчас: сказал - и опять исчез.
Из крови, достававшей уже до пояса, начали подниматься человеческие фигуры. Их было гораздо, гораздо больше шести: уже через полминуты ими наполнился весь огромный зал. Все они выглядели, как восставшие мертвецы, но хуже всего было не это, а то, что ни один мертвец не был здесь случайным. Это была семья Блиммов, это были младшие служащие Тайного Сыска, это были собратья по Ордену Долгого Пути, это были люди из Ордена Потаёной Травы и многие другие лица, обязательно знакомые и дорогие памяти кого-то из троих или всех разом.
И все они имели одинаковую задачу: не дать путникам пройти дальше, даже если придётся сражаться.

Отредактировано Мёнин (2011-09-18 14:46:06)

+2

42

Нанка только улыбнулся - правда, улыбка скорее напоминала хищный оскал, - когда волей своего противника неожиданно оказался связанным по рукам и ногам. Вершитель был прав: если это и усложнило его положение, то лишь самую малость.
Ровно на те несколько секунд, которые Вершитель потратил на изложение условий очередного испытания, а Нанка - на перестройку своей физиологии. На этот раз для того, чтобы совершить вполне обычный для вампира процесс перекидывания. Поскольку он завис на потолке, то и облик для перекидывания выбрал достаточно ординарную - огромного нетопыря.

Распахнулись мощные кожистые крылья, подхватив гибкое звериное тело, пронесли по залу. Но пола Нанка коснулся уже в своем человеческом облике. Успев перехватить падавшую с потолка шпагу, удовлеворенно взвесил ее на ладони, а глаза его не отрывались от лица одного из его спутников.

- Вы позволите мне сказать Вам пару слов? - Нанка осторожно прикоснулся к плечу Кааха. - Я думаю в Вашем положении... - взгляд Нанки был сочувствующим, но голос жестким и холодным.
- Вы знаете, насколько скверное у Вас положение, Каах. Я советовал бы Вам прислушаться к совету нашего приятеля - и присоединиться. К нему. Или - ко мне.

Лезвие шпаги рассекло ладонь, неестественно темная - или она казалась такой на фоне алебастрово-белой ладони? - проступила кровь.

- Выбирайте, Каах. Он. Я. Или смерть.

Отредактировано Нанка Ёк (2011-09-18 15:37:39)

+3

43

- Вы знаете, насколько скверное у Вас положение, Каах. Я советовал бы Вам прислушаться к совету нашего приятеля - и присоединиться. К нему. Или - ко мне.

Значит, мне не впервой менять стороны? Хорошо же...
Вот только есть одна сторона, на которой я останусь до последнего биения сердца.
Останусь, даже если придется отказаться от себя самого - чтобы остался неизменным свет серых глаз.
Останусь - любым. Даже чудовищем...

- Вы, - Каах смотрел в сапфировую синь глаз вечно юного вампира. И подтверждая согласие, наклонился и пригубил кровь, наполнявшую ладонь бывшего Великого Магистра.
Чисто теоретически он знал действие крови вампира на человека, а теперь вот довелось проверить практически.
На какое-то время Каах выпал из реальности, погрузившись в купель ледяной боли, пока кровь вампира перестраивала его организм.
А потом открыл глаза - и удивился новизне мира.
И новизне ощущений: незнакомая холодная сила бурлила в нем, опьяняя и требуя выхода.
Кровь под ногами перестала казаться отвратительной. Напротив, она манила своим ароматом и обещанием силы.
- Спасибо, - он смотрел на Нанку, чтобы не смотреть на Меламори. Потому что уже нельзя было смотреть - как раньше. А как иначе - он не знал.
Зато знал, что у девушки и ДВУХ вампиров, только что причастившихся свежей крови, есть намного больше шансов дойти до этих грешных Врат Спасения, чем у прежнего состава.

+1

44

Она не успела, она опоздала… Отвлеченная видом множества знакомых до боли лиц, Меламори не успела заметить, как сэр Нанка быстро переговорил с Каахом и тот принял волевое решение.
Когда же она обернулась, то поняла, что произошло, пусть на подсознательном уровне, но увидев выпрямившуюся спину коллеги, в которой читалось и уверенность и сила – сомнений у нее не осталось.
Ах, Каах… Это твое право, а у меня нет никаких прав решать за тебя… Лишь бы жил…
Еще долю секунды она посмотрела на его спину и, стиснув в руке покрепче кинжал, что дал ей сэр Ёк, решила не сдаваться без боя.
Значит, ключ у одного из них, сэр Темный Вершитель? – подумала она, вглядываясь в лица знакомый и близких, которые сейчас мало чем были похожи на себя настоящих, но вызывали прежние болезненный отзыв в сердце. Стиснув зубы, вызывая в душе лишь злость, она ринулась в эту гущу, расчищая себе дорогу.
Она искала конкретного человека, убийство которого, причинило бы ей сильную боль, еще когда-то давно, она зарекалась, что никогда не сможет поднять на него руку, но Судьба любит играть в жестокие игры. И вот она увидела свою цель, сэр Кима Блимм, с пустыми стеклянными глазами шел на нее.
Собрав все самообладание, и не переставая твердить, что это не он настоящий, девушка быстрым движением вонзила кинжал в сердце своего псевдо-родственника. Когда тот издал стон, ее рука дрогнула, на глазах предательски выступили слезы. Но это не помещало ей опустить руку в прибывающую омерзительную кровь вслед за падающим телом.
Высунув же руку, она уже сжимала в ней ключ. Первый ключ был найден и это было главное. И пусть ее колотило и казалось, что больше не найдет сил идти дальше, но она сможет пережить и это.

+1

45

Обернувшись, Каах пораженно наблюдал, как его коллега добыла первый ключ.
Каах оценил интуицию Меламори: он знал ее дядю в лицо.

Так вот в чем состояла очередная задача – убить того, кого на кого и в мыслях не поднял бы руку, того, кто был тебе всего дороже.

Это только наваждения, напомнил он себе, нет здесь твоих любимых. Нет – и быть не может. Есть лживые маски на лицах призраков. Лживые маска, которые можно возненавидеть за то, что они напоминают тех, кого ты любишь. За то, что посмели…

Он увидел знакомое лицо – и искусственно выпестованная ненависть накатила кипящей волной.
Никто не смел быть похожим на Учителя, никто не смел являться сюда, чтобы напомнить о до сих пор не принятом расставании.
И когда его меч вонзился в тварь с лицом Магистра Хонны, Каах только рассмеялся. Он подбросил ключи на ладони и удовлетворенно кивнул – все правильно.

+1

46

Нанка недоуменно рассматривал шеренги восстающих из крови, не вполне понимая поставленную задачу.

Нужно убить их всех? А потом устроить обыск покойников? Не то чтобы задача выглядела невыполнимой, но – скучной точно.

Он медлил, наблюдая за своими спутниками. И был удивлен – они, казалось, нашли решение. Но в чем оно состояло?
Нанка осторожно прикоснулся к их мыслям – и понял.
Убей того, кого любишь.
Его губы тронула горькая улыбка: его спутникам повезло, они кого-то любили.
А что делать ему?
И он принял единственное возможное решение.
Убивай всех, кто-то из них хранит ключи, так не все ли равно – кто?

Нанка вошел в толпу не-живых кровавым ураганом. Его реакция и сила, напитанные кровью, не оставляли его противникам шансов.
Он наносил удар, освобождал лезвие – и шел вперед, зная, что все равно кто-то из умирающих подаст ему ключи.

Ну вот, так и есть – хрупкий юноша с нежным лицом, с наброшенным на плечо горностаевым плащом, упал на колени под его ударом и умоляющим жестом протянул к нему руку. С ключом.

Халла? Нанка отсалютовал шпагой двойнику древнего короля и прошел мимо, небрежно взяв поданный ключ. Если он и любил Халлу, время излечило его от этой напасти.
Пожалуй, было даже забавно сделать то, о чем он тайно мечтал в те давно минувшие дни, когда возлюбленный изводил его своими капризами и переменами настроения, внезапной холодностью и столь же внезапной страстью.
Маленькая месть прошлому – и она удалась.

На короткое мгновение он задержал удар, рассмеявшись, когда перед ним встал он сам, юный, смешливый, нетерпеливый. Безоружный.
Задержал – и ударил с особым наслаждением.
Потому что никого в жизни он не хотел убить больше, чем самого себя.
Убить себя – и продолжить жить.
Какая чудесная мысль! И восхитительное воплощение! Нанка почувствовал почти симпатию к тому, кто предоставил ему такую прекрасную возможность.
Он все еще смеялся, вынимая ключи из собственной мертвой руки.

- Господа! Леди! Я закончил! – Нанка торжествующе позвенел своей добычей. – Поторопитесь.

Отредактировано Нанка Ёк (2011-09-19 20:18:22)

+3

47

Меламори оглянулась на сэра Нанку, который попросил поторопиться. Он довольно быстро и спокойно справился со своей задачей. А вот ей это давалось очень тяжело.
Леди двинулась чуть дальше от мужчин, на ходу отбиваясь от множества знакомых, ища глазами кто мог бы еще подойти.
И вот казалось, все лица слились в одно, но тут она увидела знакомые черты, мужчина шел на нее, как до этого шел и Кима.
Он? Так, ведь... Да... глаза пусты... - и она молниеносно сделала свое дело, секунда промедления и она бы не смогла. Вошедшей в него по рукоять кинжал будто бы вошел в нее саму, мужчина быстро скрылся под все прибывающей кровью, а в руках Меламори уже держала ключ.
Обернулась, Сэр Ёк завершивший свое дело и Каах, еще борющийся в поисках ключа. Девушка выдохнула и улыбка коснулась губ, хотя глаза и по сей миг были полны слез.
- Нашла... - тихо сообщила она держа в руках оба ключа.

+2

48

Второй ключ достался Кааху еще быстрее, чем первый.
Может быть, потому что он боялся, что в этот раз ему не достанет ярости против твари, прикрывшейся как карнавальной маской обликом того, кто был ему так дорог.
Но - хватило, и ярости и сил.

И уже вполне спокойно он подошел к Нанке, держа в руке свои два ключа.

+1

49

На шести добытых ключах обнаружились обещанные подсказки.
Первый, найденный Меламори, был весь испещрён царапинами, будто ему довелось побывать на куда более жестоком побоище. Он был тяжёлый и абсолютно ледяной, и несколько царапин складывались в какую-то вполне опознаваемую ещё, хоть и полустёршуюся руну.
Другие ключи были чуть легче и чуть теплее, по нарастающей степени. Самый горячий ключ, блестящий, новёхонький, обнаружился у Нанки. Он был сделан будто бы из золота, а вместо руны на нём был нацарапан круг.
Четыре оставшихся ключа тоже разнились между собой как материалами, так и рисунками. Какие-то были сделаны из меди, какие-то - из дерева или из железа. На одном было изображено длинное слово на непонятном языке этого Мира, на втором - опять руна, уже другая, похожая на раздавленного жука, с третьего равнодушно смотрел в пространство нарисованный синей краской глаз, на четвёртом же было нацарапано и вовсе несколько кривых квадратиков разных размеров.

+2

50

Повертев в руках ключи, Нанка пожал плечами:
- Простите, я – пас. Да и времени у нас немного. Давайте вместо того, чтобы искать ключ, начнем искать дверь.

Он взглянул на Кааха:
- Вы сейчас чувствуете мир так же как я. Поэтому Вы будете меня проверять. Я послушаю двери первым. Вы – за мной. Если наши ощущения совпадут, попробуем эту дверь открыть. Леди, надеюсь, не возражает против такого сценария? Если есть другие предложения, озвучьте. Только поторопитесь.

+1

51

- Стойте! – уверенно сказала Меламори, от переживаний будто бы не осталось и следа, но нет,  она лишь смогла их хорошо спрятать. Взгляд на Кааха, и она почти не глядя взяла  из рук сэра Нанки ключ, не задумываясь над смыслом, просто ведомая интуицией, сердцем, которому сделали так больно.  Первый попавшийся или тот самый – не имело значения. Она просто знала, что он подойдет, и подойдет не просто, а именно к той самой двери, к которой она торопливо шла сквозь всю кровь, которая уже поднялась выше пояса.
- Если нет времени, тогда нет времени ни на что, - бросила она озадаченным ее поведениям мужчинам.
У них был выбор поверить ей или нет, в данных обстоятельствах она не могла диктовать им. Каждый решал для себя. И сейчас она действительно была в себе уверена и сделала выбор без колебаний.

+2

52

Метод Нанки показался Кааху сложным и надуманным. Слушать двери - это отдавало горячечным бредом. Так что он почти с облегчением обернулся, когда услышал за спиной твердое:
- Стойте!

Он уже понял, что произошло. Мастер Преследования встала на След.
След, который вел ее в тайники собственного сердца.
К истинам, о которых она и не подозревала в обычное время.
Он взглянул на Нанку, тот, казалось, тоже одобрял происходящее.

Щелкнул замок, распахнулась дверь.

+2

53

Из открытой двери в пещеру хлынул холод Хумгата, и троих путников затянуло в пространство между Мирами, невидимое, неосязаемое. Фактически не существующее и не реальное даже, но это - только фактически, а факты, как известно, тоже иногда могут лгать.
Несколько - секунд? минут? столетий? - ничего не происходило.
А затем в ослепительно сияющей темноты с другой стороны открылась дверь, куда всех троих гостеприимно затянуло.
Дверь за ними не захлопнулась, а просто исчезла, будто и не было здесь никогда никакого прохода. То была не иллюзия: в этой точке времени и пространства Коридор между Мирами действительно закрылся.
Взору жителей Ехо предстал тронный зал: точно такой, какой был когда-то, во времена Древних Орденов, в Замке Рулх. Правда, в отличие от того зала, этот определённо пустовал. Кроме четверых людей, здесь не было больше абсолютно никого. Пейзаж за большими витражными окнами выглядел довольно странно: полыхал какими-то неестественными радужными красками, искривлялся, ни минуту не оставаясь стабильным.
На величественном троне, за которым высились огромные тяжёлые двери из золота, покрытые замысловатыми узорами, вальяжно сидел Вершитель, закинув ногу на ногу и одной рукой скучающе подпирая голову. На этот раз в его образе не было ничего комичного или даже устрашающего: он был одет в роскошное красно-золотое лоохи и подобранную в тон скабу, на своё законное место вернулась и чёрная шляпа. Теперь Мёнин был тем, кем являлся всегда на самом деле: Королём.
- О, так вы всё-таки добрались? Что ж, приветствую вас, господа и дамы, на последнем участке вашего долгого - или не очень - пути. Признаться, сюда доходили очень немногие, и теперь у меня действительно есть веский повод гордиться своим родным Миром. Мои вам поздравления.
Он улыбнулся и церемонно поклонился своим гостям, но затем вернулся в прежнее положение, и улыбка его была уже откровенно скучающей. В его свободной руке появилось откуда-то эскимо, которое он начал тут же с наслаждением кусать. Расправился с ним за несколько секунд, умудрившись не запачкаться.
- Кажется, вы хорошо повеселились, мм? - он усмехнулся, отправляя палочку от мороженого в небытие. - Рад за вас. Хотя, конечно, я не слишком собой доволен: веселье можно было и продлить несколько дольше. Но зато я могу пообещать вам, что в случае, если вам посчастливится попасть на какую-нибудь следующую мою игру - я обязательно исправлю все недочёты, которые заметил, и постараюсь сделать удовольствие, во-первых, более разнообразным, а во-вторых - более долгим. Кстати, я вижу, Сэр Каах всё-таки решился вспомнить своё прошлое перебежчика? Хотя, увы, и переметнулся не на мою сторону. Но мне, в общем-то, без разницы. Вы, господа, мне надоели, признаться честно. А потому объясню вам, пожалуй, правила этого, так сказать, раунда.
Он достал из воздуха второе мороженое и так же вроде бы неспешно, с искренним удовольствием, но почему-то очень быстро съел. Видимо, некоторые привычки остаются в любом воплощении. Вновь не оставил от мороженого и следа. И только потом продолжил:
- Двери, которые вы можете видеть позади меня, и есть, как вы уже все, наверное, догадались, те самые Врата Спасения. Говорю сразу: их невозможно открыть без моего на то разрешения, я об этом позаботился заранее. Ни ключом, ни магией, ни, тем более, силой. Уйти из этого зала каким-либо другим способом тоже не получится. Словом Вершителя запечатанное может только словом Вершителя же открыться. А я дам это слово только в том случае, если вы выполните моё условие. Условие, впрочем, простое: через Врата Спасения могут уйти в родной Ехо только двое из вас. Кто-то один... должен умереть. Кто именно - решайте сами. Но будь я на вашем месте, уважаемые Сэр Тонорро и Сэр Ёк, я бы не стал атаковать очаровательную Леди Блимм: проявите рыцарство, позвольте даме гарантированно остаться в живых, а между собой решите, кто благородно отдаст жизнь за её право вернуться домой. Впрочем, я не на вашем месте, так что, можете и не принимать мой совет к сведению. Однако, это бы меня очень разочаровало, смею заметить. Любые ограничения на магию будут сняты здесь, как только я закончу с условиями. Вы можете использовать в сражении абсолютно любое оружие. Однако, повторяю: вы не сможете покинуть это место без моего разрешения, даже если... - ухмылка Короля стала откровенно насмешливой, когда он посмотрел на Нанку. - Даже если вам вдруг по какой-то нелепой случайности удастся вывести меня из строя. В моём непосредственном контроле система уже не нуждается, будьте уверены. Итак, у вас два выхода, Леди и Сэры. Выполнить условие и сразиться друг с другом, или же... попытаться заставить меня дать разрешение силой. Но хочу вас сразу предупредить: последний вариант вам ничего не даст, сколько бы вы ни пытались. До вас другие игроки, смею заметить, выбирали и тот, и другой варианты примерно в равном количестве. У тех, кто всё-таки настаивал на втором, ничего не вышло, увы. К тому же, это будет считаться нарушением правил, в результате чего "вылетает" сразу же вся команда. Расклад таков, господа. Выполняете условие - отсюда из вас уходят двое и возвращаются в Мир Стержня. Не выполняете условие - из вас троих не уйдёт никто. И - ах, да, о времени... На вашем месте я бы основательно поторопился. Точность - не мой конёк, но, думаю, уже где-то через полчаса этого участка пространства просто не станет, оно исчезнет, как исчезают ночные наваждения с восходом солнца. Мир, который вы видели, к слову, уже умер. Этот зал - этакий своеобразный пузырь на ткани Вселенной, отсроченный момент гибели на отдельном клочке пространства. Как только истекут положенные полчаса, этот пузырь лопнет - вместе с вами. И от вас не останется не то что тел, а даже воспоминаний. Вас просто... не станет. В один момент. А Вам, Леди Блимм, я настоятельно советую не вставать на мой след, в случае чего. Потому как и об этом я тоже позаботился, и теперь мой след в конечном итоге всё равно так или иначе приведёт Вас к смерти. Поверьте мне лучше на слово, врать мне не к лицу, верно?
Всё это время, пока он говорил, трое путешественников не могли пошевелиться, скованные той же магией, что и тогда, на пляже, и теперь эта парализующая магия действовала и на изменённую физиологию Нанки и Кааха, против такой магии не мог сработать ни один защитный талисман, какой бы силой он ни обладал. Но как только Вершитель договорил, парализующее заклятье рассеялось, возвращая гостям возможность двигаться - и их собственную магию.

Отредактировано Мёнин (2011-09-21 23:48:09)

+2

54

Любые ограничения на магию будут сняты здесь, как только я закончу с условиями… Нанка зло усмехнулся.
Оковы спали – и теплый ветер ударил в стены. Вихрь золотых искр скрыл Нанку, взметнулся вверх – и золотым копьем ударил в трон Вершителя, рассыпавшись ослепительным феейрверком.
Несколько искр коснулись браслетов на руках Вершителя – и, освобожденные, с пронзительным воплем рванулись к сводам залы испуганные и разъяренные драконы.
Нанка материализовался на ступенях трона, шагнул к Вершителю – и дал ему звонкую пощечину.
- И не вздумайте принимать это за вызов на поединок, - холодно и насмешливо бросил он, - для Вас будет незаслуженной честью скрестить со мной шпаги. Прощайте, незадачливый Вершитель. Одно Вы не учли: мертвый колдун – свободный колдун. Неужели Вы думаете, что сошедший с Тропы Мертвых станет бояться умереть еще раз? Поостерегитесь еще раз встретиться со мной на перекрестках Хумгата. И – отпустите остальных.

Он швырнул шпагу на ступени трона и обернулся к своим спутникам.
- Я не стану сражаться с Вами. Я ухожу добровольно.

Короткий жест – и две стрелы, черная и золотая, вонзились в его горло.
Он упал на колени, обнимая прильнувшие к нему гибкие крылатые тела. Кровь хлынула у него изо рта, но он все равно рассмеялся. И – рассыпался золотыми искрами. Последнее дуновение ветра закружило их золотой поземкой по полу тронного зала. Они кружились – и гасли… одна за другой…

Где-то, в не Здесь и не Сейчас,  порыв золотого ветра ворвался в Хумгат…

Отредактировано Нанка Ёк (2011-09-22 14:16:20)

+2

55

Каах испытал неимоверное облегчение.
Как все просто оказалось в конце.
Он не собирался возвращаться. Потому что – некому было возвращаться.
Кааха, сбежавшего в этот мир по ступеням старой лестницы в доме на улице Черной Подковы, больше не существовало.
А начинающему вампиру нечего было делать в Мире Стержня.
У него была только одна дорога – через смерть в бесконечные лабиринты Хумгата, к вечным странствиям по множеству миров, к странствиям без возвращения.

Зазвенел меч, презрительно брошенный на плиты пола.
- Я не стану сражаться с вами, - Каах смотрел на обернувшихся к нему мужчину и женщину. – Я добровольно отказываюсь от права вернуться.
- Прощайте.
Он бросил взгляд на Вершителя:
- Отпустите их. Ваше условие соблюдено: двое могут уйти.
Его лицо бледнело, и под кожей явственно проступали узоры сплетающихся трав, бледно-алых, но медленно наливающихся багровым огнем.
Мое последнее заклинание. Мое Истинное Имя.

Из дальнего воспоминания проступило лицо Учителя:
- Имя тебе – Темное Пламя!...

Но он успел еще увидеть как принял свою смерть бывший Великий Магистр.
Мертвый колдун – свободный колдун, так, сэр Нанка?.

Сплетение трав вспыхнуло нестерпимым яростным темным пламенем. Столб огня ударил в своды тронного зала – и опал.

Кааха больше не было – на брошенный меч упала роза цвета дымного пламени, с обожженными лепестками.
Где-то распахнулась – и захлопнулась навсегда дверь в Хумгат.

+2

56

Как же Меламори не любила, когда ее ограничивали, будто в движение, а уж тем более в свободе выбора. И с чего они решили списать ее со счетов? Она еще способна была противостоять чему или кому-либо.
Но произошло то, что она и представить себе не могла, никто из них и не стал сопротивляться, никто не стал бороться. И пусть у них трижды была причина, она этого понять так и не смогла.
А потом столб огня, который заставил зажмуриться. И лучше бы она не открывала глаза и не видела, что вынуждена была увидеть.
Гулкая тишина, давящая и угнетающая… Девушка опустилась на колени и взяла в руки розу с обгоревшими лепестками.
Каах!!! Каах!!! – немой крик разорвал ее изнутри. Пустые серые глаза ее стали меняться приобретая золотистый оттенок, пока совсем не сменили цвет на золотой. Еще мгновение и на глазах Темного Вершителя девушка превратилась в Буривуха.
Птица уставилась своим проникающим взором на мужчину, тревожно расправила крылья и издала клокочущий звук. Взлетела и тут же приземлилась на его плече, заглядывая в его глаза своим проникающем взором. Говоря о своем решение только так и не как иначе.
Это был Буривух, от девушки не осталось и следа…

+3

57

В зале на какое-то мгновение после своеобразного ухода Нанки и Кааха воцарилась тишина.
А потом раздался весёлый, радостный смех - и аплодисменты. Вершитель неудержимо расхохотался.
- Какой трагизм! Какой пафос! Да, достойное завершение для такой драмы! Им бы в театре выступать, честное слово! Хотя - теперь уже некому выступать, ну да туда им и дорога, вот уж чего не люблю - так это когда люди стараются сделать красивый жест в духе старых добрых героических баллад, а получается из этого один только смех. Что ж, рассмешить кого-то уходом из жизни - тоже ведь целая наука, уже за это им можно простить такую нелепую выходку.
Говорил он всё это, скорее, сам себе, чем застывшей неподалёку Меламори. А потом на плечо Мёнина сел буривух, и Вершитель тепло, ласково улыбнулся птице, не прерывая зрительного с ней контакта.
- О, а я уже, признаться, начал бояться, что Вы окажетесь такой же любительницей подурачиться, как Ваши бывшие спутники, Леди Блимм. Но Вы меня приятно удивили, - он одобрительно пригладил птице пёрышки и почесал под клювом. - И Вы приняли правильное решение. Возможно, единственно правильное, после всего этого фарса. А я, уж поверьте, не останусь в долгу. Хотите, кстати, мороженого?..
Под его прикосновениями Буривуху на его плече становилось хорошо и спокойно. Он мягко убирал все ненужные воспоминания, чтобы женщина, которая была этой птицей, не захотела больше к ним возвращаться. Никогда.
- Добро пожаловать в мою свиту, Леди-Буривух. И да покоятся души этих несчастных с миром.
И они исчезли, чтобы - кто знает? - появиться уже где-то в совсем другом месте, в другое время, в другой реальности...
А затем безумное фиолетовое пламя заплясало на последних осколках погибшего Мира.

Отредактировано Мёнин (2011-09-22 18:19:08)

+2